Как жители уральских деревень протестуют против строительства мусорного заводаРядом с Екатеринбургом планируется строительство мусоросортировочного комплекса. Инвестор утверждает, что это будет современное предприятие, которое не приведет ни к скоплению птиц и грызунов, ни к появлению неприятного запаха. Жители ближайших деревень и поселков этому не верят, поэтому неделю назад активисты начали собирать подписи против строительства. На момент публикации собрано несколько тысяч подписей (точное количество сказать невозможно, так как бланки хранятся у разных людей). Корреспондент IMC побывала в деревнях Большое и Малое Седельниково и поселке Шабровский и поговорила с местными жителями о том, какие действия они предпринимают, чтобы защитить свою территорию. Одна из бесед о мусорном заводе привлекла внимание сотрудника полиции, которому поступило сообщение о проведении митинга.
18+

«Власть подталкивает, чтобы мы митинговали. Почему?»

Как жители уральских деревень протестуют против строительства мусорного завода

2 Августа, 14:38
Автор: Сабрина Карабаева
Фото: Марина Молдавская

Рядом с Екатеринбургом планируется строительство мусоросортировочного комплекса. Инвестор утверждает, что это будет современное предприятие, которое не приведет ни к скоплению птиц и грызунов, ни к появлению неприятного запаха. Жители ближайших деревень и поселков этому не верят, поэтому неделю назад активисты начали собирать подписи против строительства. На момент публикации собрано несколько тысяч подписей (точное количество сказать невозможно, так как бланки хранятся у разных людей). Корреспондент IMC побывала в деревнях Большое и Малое Седельниково и поселке Шабровский и поговорила с местными жителями о том, какие действия они предпринимают, чтобы защитить свою территорию. Одна из бесед о мусорном заводе привлекла внимание сотрудника полиции, которому поступило сообщение о проведении митинга.

Справа от полигона 

На прилавке в деревенском магазине лежат леденцы-петушок, мармеладки с морскими животными и сушеная рыба. В этом сладко-соленом ряду — листы с заявлением, обращенным губернатору Свердловской области Евгению Куйвашеву и мэру Екатеринбурга Александру Высокинскому.

«Мы, нижеподписавшиеся, просим признать инициативу по строительству мусорного полигона и завода по переработке мусора […] вредной, незаконной, необоснованной», — написано на первом листе. На втором — 38 подписей жителей деревни Большое Седельниково.

В соседнем магазине «Маяк» листок исписан разными почерками с двух сторон.

— За два дня подписались больше 50 человек, — говорит продавщица Людмила. — На втором этаже [магазина] примерно столько же. Мы не против завода, потому что из мусора можно много чего сделать с помощью современных технологий. Но его надо строить… где-то не здесь. Где-то подальше, в глубине. Во-первых, вода: мы в России живем, все отходы пойдут в воду, а у всех в основном скважины, у меня тоже. Во-вторых, рядом жилые дома.

В деревне Большое Седельниково в нескольких магазинах лежат документы для подписей против строительства мусорного заводаВ деревне Большое Седельниково в нескольких магазинах лежат документы для подписей против строительства мусорного завода

Пока девушка высказывает свою позицию, фоном поет молодая Катя Лель, возвращая на пару минут в нулевые. Недалеко от «Маяка» на автобусной остановке, согнувшись над телефоном, сидят две девочки, обе внимательно смотрят рэп-баттл. «Ты думал, что я залетела и ****** (сбежал)», — доносится речетатив.

— Шикарно, — выдыхает одна из девочек.

Не обращая внимания на посторонние звуки, на остановке стоит пожилая женщина. Ее зовут Татьяна Киселева, она переехала в деревню из города десять лет назад.

— Я специально приехала сюда, чтобы была тишина, — говорит она. — Мы живем здесь, потому что тут воздух и покой, отходы нам не нужны. Никто не согласится [на завод], потому что экология нарушится сразу. В храме люди возмущаются, в «Пятерочке» возмущаются, так что не я одна, весь народ на уши встал. 

Рядом с остановкой - дом культуры и церковь Рядом с остановкой - дом культуры и церковь

Как только речь заходит о мусорном заводе, девочки выключают звук на телефоне, молодая женщина Ирина с ослепительно оранжевыми ногтями стоит поодаль, но внимательно слушает и кивает.

— Мы тоже против, — решается выступить Ирина. — Ехали с моря, обсуждали эту новость. Это кошмар, придется уезжать отсюда что ли? Надо ведь все равно что-то делать, отстаивать. Хотя, если они захотят, то построят.

— Это понятно, — соглашается Татьяна Васильевна. — Но молчать тоже плохо, молчать нельзя.

Полдень. Из упомянутой «Пятерочки» выходит мужчина по имени Андрей, лицо его расслаблено — в руке он несет только купленную бутылку водки.

— У нас подписи собирают против, я тоже свою поставил, — говорит он.

Второй рукой мужчина стеснительно прикрывает бутылку.

В деревне все находится в шаговой доступности, храм, о котором говорила пенсионерка, стоит через дорогу. Он выглядит полуразрушенным, но в последние годы его начали восстанавливать. У церкви, построенной в 19 веке, богатая перевоплощениями история: в 20 веке она успела побыть клубом, библиотекой, казармой для солдат и местом хранения зерна.

Объявление на двери церквиОбъявление на двери церкви

Сейчас на двери церкви висит расплывшаяся от дождя листовка, призывающая поставить подпись против строительства завода, потому что «потом будет поздно».

— Мы обратились к батюшке Алексию [с предложением] собрать всех горожан, даже крестный ход сделать по поводу полигона, чтобы нас заметили, — говорит Константин Гребенев.

Он  — екатеринбургский предприниматель, который шесть лет назад решил жить в деревне. Если ему требуется доехать до центра Екатеринбурга, дорога без пробок, по словам мужчины, занимает 25 минут. 

Когда Константин узнал о возможном появлении завода, то стал одним из активистов движения против его строительства.

По разным опубликованным данным, он определил возможное место полигона.

Предприниматель Константин Гребенев шесть лет назад решил переехать из мегаполиса в деревнюПредприниматель Константин Гребенев шесть лет назад решил переехать из мегаполиса в деревню

Полигон 

— Вот здесь, — говорит Константин.

Мы стоим в поле. С одной стороны видны дома деревни Большое Седельниково, с других сторон только трава-трава-трава.

На расстоянии друг от друга в землю воткнуты флажки. Активисты предполагают, что на этой территории начались работы по межеванию, а флажками может быть обозначен периметр завода. Константин рассказывает, что он и другие неравнодушные жители деревень «взяли под охрану это место»: они приезжают сюда, чтобы отслеживать изменения и информировать других.

Это место находится в нескольких километрах от деревни Большое Седельниково. Активисты предполагают, что именно здесь может появиться мусоросортировочный комплексЭто место находится в нескольких километрах от деревни Большое Седельниково. Активисты предполагают, что именно здесь может появиться мусоросортировочный комплекс

Предполагается, что на границе Екатеринбурга и станции Сысерть появится не только мусоросортировочный завод, где будут перерабатывать 78% отходов, но и полигон площадью 30 гектаров (как три стадиона «Екатеринбург Арена»), на котором будут хоронить остатки.

«Речь идет о современном комплексе с технологиями, которые только начинают появляться в России: весь мусор обрабатывается внутри комплекса, то, что нельзя переработать, пакуется в брикеты и пересыпается землей. Отходы не хранятся в открытом виде, а потому и запаха, и грызунов, и птиц здесь не будет», — месяц назад рассказывал Znak.com инвестор проекта предприниматель Богдан Новорок.

На звонки и сообщения журналиста IMC Новорок не ответил.

Некоторые жители населенных пунктов, которые находятся рядом с планируемым заводом, словам предпринимателя не доверяют и просят  встречи с главой Сысертского городского округа Дмитрием Нисковских.

— Мы очень уважительно к нему относимся и ждем от него решительных действий. Мы не верим, что он ничего не знает и хотим, чтобы он успокоил людей, — говорит Константин Гребенев.     

В разговоре с IMC Дмитрий Нисковских рассказал, что знает о сборе подписей, которые ведут жители округа, но для того, чтобы встречаться с ними, нужно обладать информацией о проекте, которой у него нет.

— На сегодняшний день это только предложение, которое было озвучено инвесторами, — объясняет Нисковских. — Поскольку проект находится за границами нашего муниципального образования, мы не можем влиять на процесс принятия решения.

Он также добавил, что размещение и завода, и полигона планируется на территории муниципального образования «город Екатеринбург».

Приток речки Арамилка Приток речки Арамилка

Рядом с флажками, скрытый за травой, течет приток реки Арамилка, которая впадает в Исеть. Местный житель Влад говорит, что в этих местах находится много охотхозяйств, есть посевы пшеницы, кукурузы, рапса.  

— Здесь нетронутая природа, — добавляет Константин. — Чуть выезжаем [за пределы поселка], видим кормушки для кабанов, косуль. Местные знают: видишь медвежонка — убегай, потому что за ним обязательно мать придет.

— Это также исторические места: здесь была добыча родонита, из рекордного по размеру монолита сделали саркофаг императрицы Марии Александровны, — добавляет Влад.

Директор школьного музея в Большое Седельниково Анна Пупышева вместе с детьми искала в архивах информацию о деревне для исследовательского проекта. В процессе работы выяснили, что рядом с деревней, которая раньше называлась Шаброво (шабры — значит сосед), добывали не только родонит, но и золото.

— Начальник золотого прииска Седельников жил в нашем селе. По его фамилии и было названо впоследствии Шаброво Седельниковым, — рассказывает Анна Пупышева.

Влад показывает фотографии карьера Старая Линза, находящего в этих районах. Мужчина восхищается чистотой водыВлад показывает фотографии карьера Старая Линза, находящего в этих районах. Мужчина восхищается чистотой воды

В нескольких километрах от поля находится одно из предприятий «УГМК-Агро», занимающееся растениеводством и животноводством, которое называется «Агрофирма „Патруши“».

— Начало пищевой цепочки корпорации [выпускающей молочную продукцию] «Здорово» находится у нас. Этим молоком поят не только город, но и всю область. Поэтому как «здорово», что здесь полигон люди захотели построить, — иронизирует Константин.

На вопрос, может ли повлиять на работу предприятия «УГМК-Агро» появление мусорного завода неподалеку, пресс-секретарь Ольга Маслова ответила, что «данный вопрос находится вне компетенции „УГМК-Агро“».

У планируемого завода есть и сторонники. Например, член «Русского географического общества», руководитель историко-краеведческий группы «След» Владислав Дербышев, живущий в городе Сысерть, считает, что предприятие, построенное и функционирующее по всем нормам, принесет пользу.

— Первое, что рисует воображение при упоминании строительства мусороперерабатывающего завода — горы мусора, грязь и неприятный запах. Конечно, все это может пугать как самих жителей поселка, так и жителей ближайших населенных пунктов, — рассуждает он. — Но здесь заложена концепция строительства именно перерабатывающего завода, а не создание мусорного полигона или городской свалки. Завод имеет свои плюсы: создание рабочих мест для жителей поселка, переработка бытовых отходов, а не хранение их на свалках (что загрязняет природную среду). Строительство подобных объектов позволяет улучшить экологическую ситуацию в области.

В нескольких километрах от возможного полигона стоит нефтебазаВ нескольких километрах от возможного полигона стоит нефтебаза

Слева от полигона     

Константин вызывается отвезти нас в поселок Шабровский, находящийся с другой стороны возможного полигона. По пути рассказывает, какую работу уже проделали активисты.

— Неделю назад мы собрались на станции Сысерть, нас было человек 25. Мы все бросили свои дела и начали проводить мобилизацию. Мои друзья, которым по сорок лет, сели на велосипеды и поехали разговаривать [с жителями]. Мы информируем людей, спрашиваем их мнение. Первая их реакция — ступор. Глаза такие, будто в лесу кого-то встретил, — говорит мужчина. — Мы размещаем листовки во всех магазинах, в аптечных пунктах. В Большом и Малом Седельниково порядка тысячи подписей собрано. Я убил три картриджа и очень много листов, распечатал, наверно, тысяч шесть [бланков для сбора подписей]. Я точно знаю, что эти подписи не будут храниться в одном месте, мы сделаем копии, оригиналы раздадим определенным людям.

По дороге в Шабровский, где, по словам Константина, идет «активный протест», заезжаем на кролиководческую ферму «Раббит» в деревне Малое Седельниково.

Кролиководческая ферма Кролиководческая ферма

Директор фермы Евгений Бесчастный объясняет свое отрицательное отношение к идее появления в этих местах мусоросортировочного  комплекса.  

— На месте, где хотят построить завод, есть торфяники, когда они горят — это просто ужас, роза ветров идет сюда, — говорит он. — Мы все гордимся нашим чистым экологическим Сысертским районом, думаю, не только мы, но и правительство области. Если появится завод, то к чему мы придем? Понятно, что если не здесь, то в другом месте, но почему его не хотят за 30-50 километров [от населенных пунктов] поставить? У нас же правовое государство, в котором должно учитываться мнение людей, думаю, власти, «слуги нашего народа», должны прислушаться к избирателям и принять верное решение.

Директор фермы Евгений БесчастныйДиректор фермы Евгений Бесчастный

В поселке Шабровский у здания администрации стоят несколько женщин. Они обсуждают планируемое строительство мусорного завода рядом с их населенным пунктом. Одни женщины уже несколько дней собирают подписи «против» и расклеивают по поселку листовки, которые, по их словам, на следующий день исчезают, другие узнают о полигоне прямо сейчас и останавливаются поговорить.

— Я весной узнала о планах построить завод,  — говорит Анастасия, покачивая на руках ребенка. — Спрашивала нашу администрацию, мне сказали, что это все байки. Я успокоилась, но потом информация снова просочилась в интернет, в администрации опять ответили: «Не может быть».

— Да, сказали, это неправда, бред, — кивает Наталья.

Но жители поселка все равно начали собирать подписи, уверенные в том, что если решение о строительстве будет принято, то повлиять на ситуацию потом они точно не смогут.

— Мы около ста подписей собрали за день, — говорит Наталья.

— За час, — уточняет стоящая рядом женщина.

— Мы сейчас отдали 600 подписей, — добавляет Марина Елкина. — Думаю, по Шабрам однозначно собрано больше тысячи.

Жительницы поселка ШабровскийЖительницы поселка Шабровский

Словам инвестора о том, что на полигоне не будет птиц и запаха, не верят и здесь.

— Понятно, что на бумаге можно нарисовать все, сказать, чтобы будут новые технологии, а отходов в открытом виде якобы не будет, но мы же прекрасно понимаем, что это будут горы мусора, — продолжает Марина.

Кроме возможного появления завода люди возмущены тем, что представители местной администрации не информируют жителей об этих планах.

— Пройдут публичные слушания, мы и не узнаем  о них. Это очень настораживает. Власть должна нас собрать и рассказать, что нас ожидает, — говорит активистка Светлана Куцая.

Женщины кивают. Редкие прохожие останавливаются и прислушиваются к разговору. У администрации стоит уже около десяти женщин. Из здания время от времени выглядывает мужчина в полицейской форме. Он говорит по телефону.

К обсуждению подключился участковыйК обсуждению подключился участковый

— Здравствуйте, — здоровается он, спускаясь со ступенек. — У нас сообщение поступило, что у вас митинг какой-то.

— Вы серьезно или пошутили? — уточняю на всякий случай.

— Почему пошутил, поступило сообщение: «Люди стоят», — отвечает участковый.

— А вы хотите нас разогнать? — спрашивает одна из женщин.

— Почему разогнать, мы же тоже не хотим, чтобы мусорный полигон был, — отвечает мужчина.

Он остается стоять в кружке.

— Может, это хорошее дело, а может плохое. Вот как нам судить? — задает вопрос Светлана.

— Если было бы хорошее, людям давным-давно бы рассказали, — отвечает Марина.

Светлана заканчивает стихийное собрание еще одним вопросом:

— Сейчас власть подталкивает нас к тому, чтобы мы митинговали, возмущались. Почему?

Не найдя ответа, люди расходятся.

По словам активистов, подписи собирают в Горном Щите, станции Сысерть, Полеводстве, Арамиле, Шабровском, Больших и Малых Седельниках, а также нескольких районах Екатеринбурга По словам активистов, подписи собирают в Горном Щите, станции Сысерть, Полеводстве, Арамиле, Шабровском, Больших и Малых Седельниках, а также нескольких районах Екатеринбурга

Реклама

Реклама