Как живут писатели-призраки, которые пишут за депутатов, бизнес-тренеров и блогеровТермин «литературный негр» уходит корнями в глубокое прошлое, когда романы Александру Дюма помогал писать Огюст Маке. Сейчас принято использовать более политкорректное «писатель-призрак». Может показаться, что в современности эта профессия сохранилась только в рэп-индустрии — здесь «гострайтерами» называют тех, кто пишет тексты рэперам-звездам. Однако на самом деле людей, которые могли бы строчить собственные романы, но остаются в тени, немало. Правда, теперь им приходится писать посты в социальных сетях и мотивирующие опусы бизнес-тренеров. 
18+

«Человек хотел, чтобы я использовала слова „бомбический“ и „шикардосный“»

Как живут писатели-призраки, которые пишут за депутатов, бизнес-тренеров и блогеров

23 Января, 16:50
Автор: Анна Ягода
Фото: Unsplash

Термин «литературный негр» уходит корнями в глубокое прошлое, когда романы Александру Дюма помогал писать Огюст Маке. Сейчас принято использовать более политкорректное «писатель-призрак». Может показаться, что в современности эта профессия сохранилась только в рэп-индустрии — здесь «гострайтерами» называют тех, кто пишет тексты рэперам-звездам. Однако на самом деле людей, которые могли бы строчить собственные романы, но остаются в тени, немало. Правда, теперь им приходится писать посты в социальных сетях и мотивирующие опусы бизнес-тренеров. 

Мы поговорили с пятью писателями-призраками из Екатеринбурга, которые выпускаются под чужим именем, о том, как они работают с «голосами» своих текстов, почему продолжают оставаться в тени и где еще реализовывают писательские таланты. 

Юлия Филиппова

Журналист, редактор журнала Happy. Писала книги за бизнес-тренеров 

— Первую книгу я написала около десяти лет назад. Работая редактором журнала «Бизнес и Жизнь», я познакомилась с Павлом Эрзяйкиным на тренинге «Самоменеджмент». Книгу «Ваши дети — не ваши дети» мы писали около года. До сих пор слышу, как люди, обсуждая воспитание детей, упоминают и рекомендуют ее. Да, на обложке стоит не мое имя, но это не мешает кайфовать, когда хвалят книгу. Она уже несколько раз переиздавалась и была переведена на иностранный язык.

Незабываемым проектом была книга «Самозапуск» Стаса Воробьева. Несколько лет назад мы случайно встретились со Стасом, тогда я по 16 часов в день учила английский и хотела уехать в Австралию по рабочей визе. Но сходила на его тренинг, и после у нас появилась идея написать книгу. На память о неслучившемся переезде в Австралию у меня остался хороший английский, а книгу мы написали за полтора года. Мы предложили ее издательству «Альпина», которое входит в пятерку крупнейших издательств России. Там ее взяли с минимальными правками. Попросили только заменить слово «лидер» в тексте. Мол, оно режет слух русскому человеку.

Моя задача — помочь человеку, который очень занят или просто не любит писать, поделиться его идеями со всем миром. Заказчик определяет тему книги, я предлагаю вариант оглавления, затем мы много-много раз встречаемся, обсуждаем каждую главу, я все записываю на диктофон, а затем пишу. Иногда три главы превращаются в одну, иногда одна глава распадается на три. Идеального места для обсуждения книги нет. Важно лишь то, понимают редактор и автор друг друга или нет. Например, со Стасом Воробьевым мы иногда встречались в восемь утра в кафе «Шоко» — для меня это очень рано, сил хватало лишь на то, чтобы заказать кофе и включить диктофон. Только благодаря четкому плану я могла по утрам изобразить заинтересованного и включенного в разговор собеседника. Иногда мы обсуждали книгу в машине, когда он ехал к себе на мебельную фабрику «Союз мебель», владельцем которой является. Пару глав записали по дороге на его выездной тренинг в ночь Ивана Купалы — а это часов 9-10 вечера, Стас был за рулем.  

В моей журналистской карьере был опыт, когда рекламную статью про аккумуляторы на треть страницы приходилось переписывать несколько раз, потому что жена, секретарь и бухгалтер заказчика активно участвовали в процессе согласования. С книгами таких проблем не было никогда. Но я и заказчиков выбираю тщательно. Например, недавно отказалась сотрудничать с человеком, после того как полгода его юристы писали-переписывали драконовский договор, стараясь предусмотреть в нем все возможные ситуации, за которые меня можно будет выставить на мороз и пустить по миру, а его помощник убеждала меня написать несколько глав бесплатно, потому что «заказчик боится потерять деньги». Это уже было не про удовольствие, так что я посоветовала им найти другого автора. 

Полтора года назад я создала блог в Instagram про книги, которые прочитала. Я не филолог и не литературовед, так что не пишу рецензии. Своими постами просто стараюсь вдохновить людей читать книги.

Работа «автором-невидимкой» — классная. Во-первых, это возможность глубоко вникнуть, изучить новую тему и длительное время общаться с умным и интересным человеком. Во-вторых, когда во время путешествий я говорила, что я ghost writer (в переводе с англ. «писатель-призрак» — прим.ред), люди делали большие глаза и радовались как дети. Оказывается многие давно мечтали вживую увидеть такого человека, как я. 

Для такой работы вообще-то действительно нет названия. В «Альпине» я долго пытала сотрудников, но они только разводили руками. В результате автор книги упомянул меня, «выразив благодарность». Было приятно. Много раз слышала, что такая работа требует самоотречения и нулевых амбиций. Но каждый из нас — всего лишь небольшая черточка на рисунке Вселенной. Надо уметь кайфовать от процесса. Например, вы купили торт и принесли его в подарок. Вы же не говорите: «Это тебе от пекаря Василия Ивановича». Нет ведь, говорите, что это от вас. И пекарь не заламывает руки и не пьет горькую от того, что его имя неизвестно. Вот и я не страдаю.

Аня Елисеева

Журналист, маркетолог компании Daniel Wellington. Ведет профили блогеров в Instagram 

— В течение семи лет я работала в глянцевом журнале «Стольник» и писала материалы для разных людей и бизнесов. Мой язык и стиль быстро полюбились уральской публике, поэтому постепенно люди стали обращаться ко мне с просьбой оформлять их мысли в том стиле, в котором я оформляю свои. Сейчас, когда я развиваю свой аккаунт в Instagram, часто получаю запрос из разряда: «Напиши нам такие же посты, как у тебя!». Одними из первых проектов, над которыми я работала, были аккаунты Максима Сапожникова, Таши Рублевой, ресторана «БАРБОРИС». Сейчас я веду несколько профилей известных блогеров, модных брендов, чьи имена и названия раскрывать не буду.

С течением времени у меня сформировалась большая команда, которая стала заниматься разработкой общего концепта Instagram для заказчика. Мы работаем над визуализацией, разрабатываем стратегию ведения профиля, создаем контент-план и тексты для постов. В моей команде есть все: от таргетолога до стилиста. Вместе мы решаем задачи развития и монетизации социальных сетей для конкретных людей.

Единственное, что пока что не меняется от проекта к проекту, — то, что все тексты пишутся мной. Если когда-нибудь я найду копирайтера, которому смогу доверить хотя бы часть этой работы, то с удовольствием загружу себя. Но тем не менее, в первую очередь я — идеолог, к которому приходят за конкретными идеями. Мы договариваемся на берегу, что доверяем профессионализму друг друга, поэтому процесс согласования материала всегда проходит легко. Мы находимся в диалоге и корректируем идеи в зависимости от вкусовых предпочтений или специфических деталей каждого профиля.

Я считаю, что процесс создания и поддержания имиджа всего профиля трудоемкий только на первых порах, однако мы быстро ставим его на рельсы. Задача процессов, которые мы выполняем с командой — освободить человека от ведения социальных сетей. Кому-то некогда или тяжело писать посты, отвечать на комментарии, соблюдать контент-план, погружаться в детали продвижения и так далее, поэтому они доверяют это команде профессионалов.

Моя работа получается объемнее, чем просто написание текстов в качестве «автора-невидимки» — это комплексный подход, разработка стратегии и постоянная работа с алгоритмами социальных сетей. Индустрия быстро развивается, но я держу руку на пульсе и слежу за трендами. Недавно в моем портфолио появился сертификат одной из лучших школ коммуникаций мира Berghs School of Communication — там я изучала digital-маркетинг.

Я никогда не хотела быть журналистом, но так вышло, что меня захватила эта деятельность, сама себя я называю писателем. Развитие социальных сетей — это то, чем я занимаюсь в России, а в Швеции, где я живу уже второй год, моя профессиональная деятельность совсем другая. Здесь я работаю маркетологом компании Daniel Wellington, имею дело с инлюфенсер-маркетингом и продвигаю продукт на российском рынке.

Анна Коптяева

Журналист, вела соцсети за депутатов ЛДПР

— Шесть лет назад я работала в одном малоизвестном SMM-агентстве Екатеринбурга и наш менеджер по продажам рассылала коммерческие предложения всем без исключения, включая региональные отделения партий. Спустя некоторое время мы уволились, но личный номер менеджера по продажам остался в предложении, и ей позвонили из небезызвестной Либерально-демократической партии России. В одном из регионов депутат партии собирался стать мэром города и ему была необходима страничка в «Одноклассниках». Так и закрутилось. Он не стал мэром, но за годы сотрудничества проложил себе дорогу в заксобрание и благодаря сарафанному радио еще двое его однопартийцев обратились к нам.

Каждое утро начиналось с написания постов. Заказчики могли пропадать месяцами и молча производить оплату за работу, не выходя на связь. Инфоповоды приходилось генерировать самостоятельно. Помогал сайт партии, их личный Instagram, где публиковались фотографии без сопроводительных подписей, поиск по новостям. Удивительно, но пользователям «Одноклассников» на «ура» заходили не только посты о работе заказчиков, но и прогноз погоды, пожелания хороших выходных, фотографии старого города, и, конечно, семейные фотографии с детьми. Согласования не требовалось. Лишь изредка могли написать и попросить что-то поправить, либо удалить. В остальном — полная импровизация. Не сказать, что было сложно, потому что «Одноклассники» — это все-таки не Facebook.

У меня два образования: в дипломе о средне-специальном написано, что я «Специалист по рекламе», высшее — журналистское. Я никогда не работала ни по одной из специальностей, так как в 20 лет меня полностью поглотил SMM. Сейчас я веду несколько проектов и очень люблю свою работу, а образование помогает мне писать тексты и подбирать красивый визуал. Помимо работы, ко мне часто обращаются близкие: просят прочитать написанный им текст, внести правки, дать оценку. Вообще, мне бы хотелось писать больше, но после рабочего дня и написания постов я часто устаю и, к сожалению, уже не хочу работать с текстом.

Быть «автором-невидимкой» было здорово! Это классный опыт. Особенно забавно то, что многие действительно верили в то, что депутаты, наши заказчики, сами желают им продуктивной недели и хороших выходных.

Анна Быданцева

Филолог, радиоведущая. Вела профиль в Instagram за PR-менеджера федеральной российской компании

— Когда-то я увидела у знакомой пост «ВКонтакте», в котором было объявление о том, что нужен человек, который будет вести профиль в Instagram. Я подумала: «А почему бы и нет?». Мы все сидим в соцсетях и тратим на это большое количество времени. Я написала по объявлению, связалась с девушкой, мы обговорили все сложности и нюансы работы. Она достаточно известна в столице, работала главным PR-менеджером в крупной компании, которая известна по всей России. Так как у компании есть огромное количество российских и зарубежных проектов, ее профиль должен был стать неким портфолио, отражающим ее возможности и рассказывающий об ее деятельности. В каких проектах она участвовала, что за мероприятия организовывала и каких селебрити на них приглашала. Мы сошлись на том, что она будет сообщать мне о своей деятельности, а я — красиво это описывать. 

Часто она отправляла мне свои фото или видео и наговаривала в голосовом сообщении, что произошло, какое событие, кто на нем был. Я писала текст, она вносила какие-то правки, потом мы это публиковали, отмечали каких-то личностей, которые должны были это заметить.

После работы с этой девушкой, я один раз выставила объявление о том, что занимаюсь соцсетями других людей. После этого получила заказы от своих знакомых — частных мастеров. Всем же хочется, чтобы у них под фотографией была какая-то интересная информация или совет о том, что сейчас наиболее актуально. Обычно моя работа заканчивалась по завершении какой-то цели. Например, чтобы пришли 60 новых постоянных клиентов или определенное количество подписчиков, просмотров. После этого мы прощались. Были забавные задания, например, человек хотел, чтобы я часто использовала слова «бомбический» или «шикардосный». Меня это не смущало, ведь под текстом не стоит моей подписи, он висит в чужих социальных сетях. Согласование материалов обычно не являлось трудоемким процессом. Здесь все зависит от того, как человеку больше нравится или не нравится говорить самому. Например, одна девушка настойчиво просила меня не употреблять слово «замечательный».

Мне всегда нравилось писать и работать с текстом, поэтому я выбрала филологическое образование. Мне кажется, оно открывает больше возможностей работы с текстом, нежели журналистское. Сейчас моя официальная работа — на православном радио нашей Екатеринбургской митрополии. Обычно совмещать работу на радио и написание текстов для меня достаточно легко.

Автором-невидимкой быть достаточно интересно. Представляться другим именем, писать «я» и иметь в виду не себя. Но я относилась к этому спокойно. С заказчиками мы общаемся в разных кругах, иногда и живем в других городах.

С моей первой заказчицей мы пересекались очень редко, пока она приезжала в командировки в Екатеринбурге. Я редко писала об очень личном, да и моя клиентка была больше заинтересована в том, чтобы транслировать свою жизнь в работе. Поэтому у меня не создавалось впечатления, что я натягиваю чью-то маску и прикидываюсь тем, кем сама не являюсь.

Марго Лебедева

Музыкант, фрилансер. Ведет социальные сети за певицу Мусю Тотибадзе

— Благодаря родителям, которые приучали меня работать с раннего возраста, я начала работать SMM-щицей с тринадцати лет. Я начала не с человека, а с целого проекта «Голос» — пятый сезон. Когда все музыканты поехали в тур и мне нужно было вести их страничку «ВКонтакте». Я делала это достаточно успешно, а после того как это закончилось, меня стали привлекать в другие проекты, связанные с соцсетями и музыкой. Я взрослела, училась новому. Первыми личностями, чьими соцсетями я начала заниматься комплексно, были певица Муся Тотибадзе и мой папа, музыкант Александр Гагарин. Когда я начала работать с Мусей, это было интересно, классно и интересно. Я взялась за ее Facebook и «ВКонтакте», но не стала вести Instagram. Мне кажется, что это личное и писать за нее там как-то неправильно. Мне не хотелось настолько влезать в ее личную историю.

Моя работа заключается в том, что я пишу посты и согласовываю их с заказчиком. Иногда мне нужно писать текст, иногда нужно включить мозг и сделать что-то действительно оригинальное, что понравилось бы мне как читателю и несло бы пользу. Это я вычитала в книжке «Пиши, сокращай», спасибо «Главреду»! Для меня это нисколько не трудоемкий процесс. Но логично, что, когда проектов становится больше, мне становится тяжелее.

Сама я мечтала стать артистом, музыкантом. И я им становлюсь, все идет по плану. Благодаря тому, чем я занимаюсь, у меня есть ресурсы писать альбомы, снимать клипы. Я планирую развивать свою карьеру, увеличивать аудиторию в Instagram. Сейчас у меня 13 тысяч подписчиков, а осенью было только 2 тысячи. Я ходила на курсы таргетолога и достаточно заинтересована в этой теме. У меня легко получается попадать в нужную аудиторию.

Писательский талант я развиваю еще тогда, когда пишу песни, стихи и музыку. И не чувствую себя «невидимкой», потому что параллельно я развиваю свой проект. Я получаю все, что нужно от проектов и мне комфортно работать на известных людей или даже какие-то организации. Я не чувствую дискомфорта, да и зачем мне здесь открывать свою личность — в чужой истории и деятельности? Я получаю хорошие деньги, и работа приносит мне кайф. У меня есть время для личных проектов, на все остальное у меня есть контент-план.

То, что я пишу для музыкантов, это сильно взращивает меня, помогает быть лучше и учиться чему-то новому. Я здесь и я на своем месте.

Фотографии предоставлены из личных архивов героев.

Реклама

Реклама